Salta al contenuto


Moldweb
Moldova Community Italia utilizza cookies. Leggi le Regole privacy per maggiori informazioni. Per rimuovere questo messaggio clicca sul pulsante qui di fianco:    Accetto l'uso dei cookies
  • Login con Facebook Login con Twitter Log In with Google      Login   
  • Registrati


  •  


Benvenuto su Moldweb

Immagine Postata Benvenuto su Moldweb. Come puoi vedere, da semplice visitatore del forum non ti è permesso interagire attivamente con la community, di sentirti parte di questo meraviglioso posto, per questo ti invitiamo a registrarti! Registrati subito o fai il login. Immagine Postata
Se poi hai un account Immagine Postata, Immagine Postata, Immagine Postatao Immagine Postata è ancora più facile! Senza registrarti, fai direttamente il login con le tue credenziali Google, Facebook, Twitter o OpenId. Ti aspettiamo online con noi, tu cosa aspetti? Immagine Postata
Guest Message by DevFuse
 

Foto
- - - - -

Остаётся ли Киев «Матерью городов русских»? Опрос к 1530-летию украинской столицы


Discussione archiviata. Non è più possibile intervenire in questa discussione.
Nessuna risposta a questa discussione

#1 Rick

Rick

    Advanced Member


  • 17668 messaggi
  • Iscritto il: 25-agosto 05

Inviato 29 maggio 2012 - 16:51

Остаётся ли Киев «Матерью городов русских»?
Опрос к 1530-летию украинской столицы





Immagine Postata



Киев, Май 25 (Новый Регион, Роман Ворохтич, Михаил Рябов, Анна Сергеева) – В предстоящие выходные власти украинской столицы проведут торжества по случаю 1530-летия Киева. Накануне праздника «Новый Регион» решил задать известным жителям Киева три вопроса: Остается ли он по-прежнему «Матерью городов русских»? Как изменился Киев за годы независимости Украины? Возможно ли возвращение русофильских настроений в нынешнюю украинскую столицу?
Олесь Бузина, писатель, историк, публицист:
1. Киев всегда был и останется Матерью городов русских. С не меньшим основанием, чем, например, Рим – мать западной цивилизации. Киев принадлежит не одному народу, Украине, а принадлежит всей православной европейской цивилизации. И русским, и украинцам, и белорусам. Это святой город. Такой же святой, как и Рим, Иерусалим, Константинополь. Именно по той простой причине, что из Киева началось крещение Руси. И Киев имеет сакральное значение для нашей общей славянской цивилизации. Поэтому это невозможно изменить. Как бы этого кто-то не хотел.
2. За годы независимости Киев изменился. С одной стороны, стал лучше, это стала столица независимого государства. Появилось очень много политических органов, посольства иностранных государств. Я помню Киев 90-тых, когда не было ни телевидения, ни нормальной прессы. Сейчас все это есть.
С одной стороны, архитектурно Киев приобрел. Мне нравятся новые развязки, которые появились в последнее время. Много новых домов в историческом стиле на Подоле. Никто уже не помнит, что они стоят всего 5-6 лет. Кажется, что они стояли во времена Булгакова. А, с другой стороны, Киев вымывает свои русские корни. Та власть, которая была с 1991 по 2010 годы, делала все, чтобы эти русские корни были забыты. Яркий пример – улица Никольская, которая наполовину – Мазепы, а на вторую половину – Январского восстания. Снесено много домов, которые были построены во второй половине 19 столетия.
3. Я, например, никогда не отказывался от русофильских настроений. Они не исчезали и у многих киевлян. И я уверен, что уже очень скоро будет массовое возвращение таких настроений у большинства киевлян. Я это просто предвижу. Потому что Украина никогда не станет членом ЕС, через некоторое время произойдет сдвиг в украинской элите. Есть три варианта: стать частью западной цивилизации или исламского мира, либо вернуться в русскую цивилизацию. И это наиболее естественный выбор для Украины. Он экономически выгоден Украине с точки зрения цены на энергоресурсы, а также естественный с точки зрения истории».
Академик Петр Толочко, историк:
«1. Я хотел бы, чтобы Киев продолжал оставаться матерью городов русских. Но, к сожалению, мое мнение не разделяется сегодня ни в одной из суверенных наших стран. Россия озабочена поиском своей идентичности на Севере Руси, в Новгороде и Старой Лагоде. Белорусы начали свою государственность с Полоцкого княжества. А украинцы полагают, что Киев – украинский город. Я думаю, что это немыслимое заблуждение всех троих, поскольку это – медицинский факт, что Киев был нашей общей столицей, нашего общего государства Русь. Таким образом, эта формула должна была бы одинаково восприниматься в Киеве, Москве и Минске. От этого всем было бы только лучше.
2. Киев поменялся за годы независимости во многом просто до неузнаваемости. Меня многое не устраивает. Он изменился очень сильно архитектурно. Он потерял свой шарм города-парка. Сейчас он стал городом, который раздавил ландшафты, уничтожил зелень. Мы ничего сделать с этим не сможем. Это печально.
3. В Киеве очень трудно говорить о возвращении русофильских настроений. Потому что ложно понятая суверенность Украины диктует свое отношение. И этим занимаются те, кто позиционирует себя как немыслимая оппозиция России. И этому содействует идея Русского мира в России. Она не отработана, не осмыслена содержательно. Сами русские не знают, чего они хотят. Озабочены ли они только россиянами, которые за пределами России? Патриарх Кирилл, на мой взгляд, напротив, понимает как раз правильно, что русская идентичность шире».

Дмитрий Скворцов, публицист, учредитель клуба «Альтернатива»:

«1. Киев, скорее, не «Мать городов русских» (по предсказанию норманна-язычника Хельги), а «Колыбель святой веры наших предков» и «Иерусалим Земли Русской» (по эпитетам государей Николая I, возродившего древнюю столицу, и его сына Александра II). «Русским Иерусалимом» он остается, пока стоит на Печерских склонах Лавра, пока русские по всему миру хранят духовное наследие ее святых отцов. А перестанут хранить – не станет и русских.
Так что тот Киев, который «Матерь» – город горний. И никуда ему не деться. А вот русский город земной – он пока в подполье.
2. В годы независимости столица Украины изменилась лишь внешне. Вернее, видоизменилась. Еще во второй половине 90-х, когда у меня была возможность купить квартиру, я искал ее на Батыевой горе с видом на лежащие в долине Лыбеди старые кварталы и расположенные напротив Печерские холмы.
И нашел. Ради вида согласился даже с вечно протекающей крышей на последнем этаже блочного – летом раскаленного, а зимой промерзающего – дома.
Спустя десять лет из этого окна уже ничего не видно. Высотки уничтожили главное в Киеве – его восхитительный ландшафт. И поделом. Этот город недостоин называться Киевом.
3. Пока существует государство Украина, и пока ее столица – Киев, это невозможно. Украина ведь реализовывалась именно как антирусский проект, как средство разобщения Русского мира. Поэтому естественно, в ее столицу съезжаются как наиболее пассионарные и одаренные русофобы, так и беспринципные карьеристы, выбирающее для самореализации самую благодатную идею – «державотворення» (отсюда и особый мещанский дух современного Киева: ведь первые, как правило, выходцы из села, а вторые – мещане по определению).
Поэтому, по большому счету, русским перестал быть город с тех пор, как столица была перенесена из Харькова. Просто в советское время «нерусская» самоидентификация лежала у большинства киевлян в области подсознательного, а в постсоветское стала не просто явной, но агрессивной».
Александр Каревин, историк:
«1. Мать – это навсегда! Мать городов русских – тоже. Историю не изменить. Другое дело, что не все сейчас признают Киев в такой роли, да и сам город в силу ряда причин не может выполнять «родительские» функции. Но, думаю, это временные трудности.
2. Со временем все меняется. Это естественно. Если же говорить о специфических изменениях, связанных с независимостью, то, помимо дурацких памятников идолам украинства, я бы отметил некоторое увеличение числа украиноязычных (точнее – суржикоговорящих) жителей. Киев остается преимущественно русскоязычным городом, но процент суржикоговорящих растет. Растет медленно, но верно. Происходит это в основном за счет мигрантов. Ранее – переехавшие в Киев бывшие сельские жители старались перейти на язык горожан (т.е. русский). Если не сами вновь прибывшие, то их дети становились русскоязычными. Теперь же потребности в культурном языке многие пришельцы из села не ощущают. Еще бы! Их говор признан державной мовой! Другой (значительно меньший) источник для пополнения суржикоговорящих – самоукраинизирующиеся субъекты, пытающиеся выдавить из себя родной русский язык и не допустить, чтобы этот язык стал родным для их детей. Это – манкурты, умственные калеки, убогие, несчастные люди.
3. Возможно. Ложь не может господствовать всегда и над всеми. Насквозь лживая «украинская национальная идея», в конце концов, явит свою несостоятельность всем. Насколько быстро это произойдет – вопрос спорный. Думаю, многое тут зависит и от нас. Если не будем сидеть молча и сложа руки – иго украинства будет сброшено в обозримом будущем».

Александр Чаленко, политический обозреватель:

«1. Конечно, остается. «Киев – мать городов украинских» не только не звучит, такого просто не может быть. Это Львов, скорее, мать городов украинских, а Киев как город никогда не был синонимом украинской идеи, в то время как столица Галичины – да. Такое же положение сохраняется, несмотря на то, что Киев – столица Украины.
Причем «Киев – столица Украины» читается как насмешка над украинской идеей. К тому же булгаковский, белогвардейский Киев – это символ сопротивления украинской идее. В символике, в исторической памяти и в смысловой иерархии Русского мира Киев занимает важное положение, без него Русский мир попросту не полон, никогда Русский мир не согласится с потерей Киева.
С точки зрения Русского мира Киев просто оккупирован врагом. Это город, который ждет своей Реконкисты. Реконкиста в данном случае, естественно, не освобождение с помощью военных действий, нет, а восстановление политического и идеологического статус-кво.
2. Внешне, в силу того, что Киев стал Нью-Москвой и фактически, таким образом, контролирует все ресурсы страны, он расцвел и стал, по-настоящему, богатым городом. Это раз.
Произошла некоторая украинизация города. Поверхностная, конечно. Заключается она в том, что практически не осталось русских школ, появились нелепые памятники голодомору, Черноволу, предателю Пылыпу Орлику, улицы Мазепы и Петлюры. Но к чести киевлян надо сказать, что это была инициатива Ющенко, а не городская инициатива. Ко всем этим товарищам киевляне остались равнодушными. Вывески и реклама, естественно, на украинском, но опять же – это не инициатива киевлян.
Радостно, что Киев, несмотря на новый столичный статус, остается мягким, интеллигентным, светлым городом, городом для жизни.
3. Киев – это русский город (но не российский, т.е. не принадлежащий Российской Федерации), после 1991 года впавший в ересь украинства и в грех гордыни и гедонизма. Вот по этой причине, к сожалению, киевляне, в подавляющем большинстве русские, отказываются осознавать себя именно русскими. При этом они сами себя в настоящий момент идентифицируют, как украинцы, утверждая, что Киев – это украинский город. Но в то же время никто из них не использует украинский язык в быту, и в их быту нет никаких признаков и следа «украинской культуры»: портретов Шевченко, рушныков, вышиванок, писанок, бандур, сала и украинских книг.
Киев, тот который мы видим, на самом деле был создан и стал настоящим городом не 1000 лет назад, а совсем недавно – начиная со второй половины 19 века, когда при императоре Николае Первом он, наконец-то, стал приобретать тот архитектурный вид, который существует, в общем-то, и до сих пор (естественно, в центре нынешнего города). До этого Киев – это маленькое полуеврейское местечко на Подоле с московским караулом на холме в том месте, где сегодня расположена улица Рейтарская. Город рос и развивался, как русский город, давший русской культуре Николая Бердяева, Льва Шестова, Александра Вертинского, Анну Ахматову, Михаила Булгакова, Константина Паустовского, Николая Лескова и многих других выдающихся деятелей русской культуры.
Большевистская революция 1917 года в итоге снесла тот русский Киев, который родился и формировался в 19 веке. Киев заполонила деревенская малороссийская масса. Однако все равно в течение 20 века она была переработана, а город все равно оставался русским по-прежнему. Однако тут есть нюанс. В силу того, что город был назначен столицей Украины и украинским городом, то идентичность, хотя, по сути, и была русской, но формально называлась советской украинской. Советский украинец был тот же самый русский, но проживавший на территории УССР. В то же время этноним «русский», который был общим для малороссов, великороссов и белорусов, после 1917 года распространялся только на великороссов. За годы советской власти к этому привыкли. Поэтому возникает парадоксальная ситуация, когда русскоязычный киевлянин объявляет себя украинцем, хотя, еще раз, по сути, является русским. Он не может идентифицировать себя русским, так как сейчас этот этноним в его голове ассоциируется с гражданином Российской Федерации.
Поэтому для нас, русских интеллектуалов, одной из самых насущных задач является возвращение этнониму «русский» общерусского характера.
Далее. Русскому киевлянину, еретически считающему себя каким-то украинцем, кажется, что признавая себя русским, он, таким образом, отказывается от столичного статуса Киева, что дает ему колоссальные материальные преимущества перед другими городами Украины. А сегодня Киев, напомню, – это богатейший город, ставший Нью-Москвой на территории Украины, и получивший колоссальные финансовые ресурсы только благодаря столичному статусу.
Поэтому мы, русские интеллектуалы, должны разработать концепцию Украины, как русского государства, но независимого от Москвы. Это был бы компромисс, который киевлянин в массе своей принял бы. Киев – город русский, но столица независимого от Москвы русского государства Малороссии и Новороссии (это название страны, надеюсь, когда-нибудь сменит название «Украина»). Это позволит Киев и дальше пребывать в гедонизме и гордыне, отказавшись при этом от ереси украинства».

Яков Бердичевский, основатель киевского музея Александра Пушкина, с 1994 года проживает в Германии:

«1. Вопрос странен по своему существу, ибо никакие Ющенки, Януковичи со всеми своими присными не могут изменить ход истории. Киев был, есть и навеки останется МАТЕРЬ ГОРОДОВ РУССКИХ.
2. Не могу ответить за долгим отсутствием в Киеве.
3. Вопрос непонятен, о каких русофильских настроениях вообще может идти речь? Киев – мать городов русских, испокон столица Руси, и как бы ни изощрялись современные квазиисторики, он пребудет ею навечно.
В городе жили и живут в подавляющем большинстве русские люди – это по-нынешнему – русские и украинцы (малороссы – не понятно, почему чураются этого слова нынешние т.н. отцы-просветители, ведь Малороссия – это центр Руси, как Малопольша – центр Польши, такое значение было вложено изначально, и перекручивать его – постыдно, грязно и, если угодно, преступно). Идти же в охвостье галичан – не признак дурного тона, а, скорее, признак тотальной дурости. Галиция только под Габсбургами была 400 лет, галичане несомненно украинцы, но психология и мироощущение – утрачены, равно как и духовность, и вера, и религия. Они вернутся на круги своя, но через пару десятков поколений (т.е. через лет также 400, не раньше).
Меня удивляет, что в Киеве есть улица Сичевых стрельцов. Ведь это одно из воинских подразделений Австро-Венгерской империи и дралось оно с Россией в первую мировую войну за интересы Габсбургов, как и другие подобные национальные воинские соединения чехов, мадьяр, словаков и др. в составе Австро-Венгерской армии. Так почему в Киеве придумали такое позорное название для одной из улиц? Именно позорное, ибо эти самые стрельцы, не задумываясь убивали надднепрян, полищуков, волыняков, слобожан и др., одетых в российские шинели.
История стрельцов имела продолжение и во вторую войну. Если в первую стрельцов награждали австрийскими наградами, то во вторую – наградами гитлеровскими.
Большое видится на расстоянии – с расстояния моего вижу, что нет воспитывающей силы в новорожденном государстве, ибо именовать воспитателями тех, кто ныне тщится ими быть – значит надолго калечить эти самые поколения. А ведь всегда и во всем и все начинается с человека».
Ян Таксюр, литератор:
«1. Киев, безусловно, остается и сегодня матерью городов русских. Как остается матерью любая мать своих детей, даже если она временно, находясь в помрачении или безумии, от них отказывается. Звание это не мы Киеву давали и не нам его отнимать. Он пребывает в этом статусе перед Богом, в вечности, вне времени. И быть может, еще очнётся от духовной спячки. И осознает свою подлинную роль, отказавшись от навязанной ему ныне провинциальной мифологии. Хотя иногда, глядя на дела, творимые в Киеве, хочется лишить его материнских прав.
2. Киев быстро перестал быть советским городом. Видимо, «советизм» был лишь на поверхности. Однако, через культуру советскую город был связан с культурой русской и вообще с мировой культурой. Прервав связь с первой, Киев утратил связь и со второй. За годы независимости здесь сложилась (точнее окончательно оформилась) хуторская цивилизация. То, чего раньше стеснялись – неграмотный смешанный язык, местечковость, культурное невежество, зависть и неприязнь по отношению к более культурным соседям – всё это положено в основу государственной политики, выдаётся за подлинное украинство и получило законность, «конституционность».
Многих это устраивает. Их хуторянство официально объявлено базовым признаком национальной идентичности. С другой стороны, под массовые проплаченные вопли о «европейском выборе» граждане, порвавшие со своей подлинной историей и культурой, «шагают в Европу». Под этим понимается примитивный культ наживы, восприятие извращений как чего-то нормального (так уси люды роблять). Ну, и в связи с этим наступает нравственная отупение, нечувствительность ко злу, моральное одичание. Внешне по-прежнему всё еще красивый город с симпатичными жителями. Но на глубине, культурная пустота.
Михаил Булгаков описал, как пьяные представители «новой украинской власти» сбивали в Киеве таблички с москальскими названиями улиц. Так вот, культура этих сбивающих господ сегодня в столице является официальной.
3. Будущее в руках не людей, но Бога. Этим не ухожу от ответа, а просто так действительно думаю. И когда наши аналитики, преисполненные почтения к своим пророческим речам, пытаются предсказывать будущее, мне это кажется смешным, «не взрослым» поведением. Если Бог захочет, киевляне могут отбросить лживые «чары» и вспомнить, что Киев не только место скопления наглых провинциальных воров, выдающих себя за «элиту», но в первую очередь, это город-святыня, Русский Иерусалим, сердце Малой Руси, из которой вышла Святая Русь».